• 8 сентября 2017

    Где морские перевозчики Крыма прячут лицензию

    Спустя три года после присоединения Крыма к России часть местных перевозчиков, которые возят туристов на морские прогулки, по-прежнему работают без лицензии. Однако, работающих официально значительно больше, чем нелегалов.

    Вместе с тем, как показал небольшой журналистский эксперимент, большинство судовладельцев ставит в ступор вопрос о наличии лицензии. За два дня опросов судовладельцев в Севастополе и Балаклаве удалось увидеть лишь три лицензии. Одну — только с трехметрового расстояния.

    Морским перевозчикам в Крыму было разрешено работать без лицензии до 1 июня 2015 года. С учетом сложностей, с которыми столкнулись желающие ее получить, — например, предпринимателям приходилось ездить в Ростов-на-Дону, поскольку именно там находится Южное управление морского и речного надзора, — срок тогда продлили до 1 сентября. Однако, как показывает практика, многие перевозчики по-прежнему возят туристов без разрешений, потому что так проще и дешевле.

    Общее число действующих лицензий, выданных Южным УГМРН Ространснадзора – 546. Из них предпринимателям Республики Крым и г. Севастополя выдано 214 лицензий. Из 214 – ти лицензий 198 – на осуществление перевозки пассажиров. Эту информацию ИАА «ПортНьюс» предоставили в Южном управлении Госморречнадзора.

    Отметим, что одна лицензия выдается одному предпринимателю или юридическому лицу, однако — сразу на несколько или множество судов. Учитывая, что у многих мелких лицензированных перевозчиков по несколько судов, общее количество этих судов в Крыму может превышать количество выданных лицензий.

    Морские прогулки в Севастополе

    В поисках правды корреспондент ИАА «ПортНьюс» отправился на главную набережную Севастополя, где каждые сто метров стоят смуглые зазывалы с громкоговорителем через плечо и предлагают туристам отправиться в незабываемое морское путешествие. По легенде, в скором времени из Петербурга в Севастополь должна прибыть группа малолетних детей в возрасте от 4 до 7 лет в количестве 12 человек. Цифра была выбрана неслучайно, поскольку большинство пришвартованных судов рассчитаны на 11 пассажиров. Корреспондент в обличии человека, который должен организовать детям морскую прогулку, расспрашивал перевозчиков, постепенно походя к вопросу о лицензии.

    Пройдя весь путь от Артбухты до до Графской пристани (около 1,2 км) и пообщавшись почти с каждым перевозчиком (которых там около 25–30), корреспондент увидел только две лицензии. Первую из них, возмущаясь нездоровым интересом, владелец судна искал около пяти минут. Выражение лица его было в высшей степени недовольным. Образовалась неловкая пауза.

    — Ну а что такого, — говорю.

    — Правильно, так и надо! — прокомментировала пассажирка, находившаяся на борту в ожидании начала экскурсии.

    В результате бизнесмен показал лицензию с трехметрового расстояния, но после попытки приблизиться и рассмотреть номер и дату выдачи, предприниматель ее спрятал и начал прогонять дотошного клиента.

    — Вы же не разбираетесь, чего вам показывать?

    — А вы показываете только тем, кто разбирается?

    — Конечно! Покажите документы, кто вы вообще такой.

    Другую лицензию владелец судна предъявил на стоящем на пирсе рекламном плакате. И несмотря на это, не было смысла сомневаться в ее подлинности, поскольку там был указан номер, который легко можно проверить в реестре Ространснадзора. Под номером 001877 в реестре значится документ, выданный Юрию Яркову на суда «Остров сокровищ» и «Золотая рыбка».

    — Вы, — говорю, — первый, кто адекватно отреагировал на вопрос о лицензии. Большинство теряют доброжелательность и начинают нервничать.

    — Наверное, это значит, что у них действительно не все в порядке, — заметил Ярков.

    Где прячут лицензию

    Основная масса тех, кто не смог показать лицензию, уверенно заявили о ее наличии. У одних ее просто не оказалось на судне («надо сбегать в офис, мне сейчас некогда»), у других она как бы есть, но посмотреть ее, с их слов, можно будет только при использовании их услуг. «Вот когда приедете с детьми, мы вам все покажем».

    — Такую лицензию можно на принтере напечатать, — поделился наблюдениями один из судовладельцев, который тем не менее не стал показывать лицензию. — Надо каждую лицензию, которую тебе покажут, пробивать по реестру. Иначе бессмысленно.

    Отдельная история касается спасательных жилетов. По признанию самих перевозчиков, на большинстве судов, рассчитанных на 11 пассажиров, всего пять жилетов. «Так положено по регламенту», — утверждают они. Детские жилеты оказались в большинстве случаев в количестве двух-трех штук. «Но вы позвоните заранее, мы добавим вам столько детских жилетов, сколько потребуется».

    Между тем никто из перевозчиков не согласился возить группу из 12 детей (плюс один старший с ними), все предлагали разбить экскурсии на две группы и возить их по очереди, чтобы не было перегруза. Вызвано это, скорее всего, не неожиданным проблеском чистых побуждений, а ограниченным количеством кресел на катерах.  «Лучше по очереди либо на двух разных катерах. Вы не переживайте, мы договоримся о цене, чтобы и вам было не накладно и мы смогли заработать». Взрослые билеты стоят от 400 до 700 рублей. Как правило, это часовая прогулка с экскурсоводом. Детские — 250–350 рублей.

    Морские перевозки в Балаклаве

    В Балаклаве набережная короче, чем в Севастополе, однако судов там в несколько десятков раз больше. Помимо ставших уже родными зазывал, на пешеходной зоне стоят столики с зонтами, где можно ознакомиться с фотографиями предстоящей экскурсии и договориться с перевозчиками об условиях морской прогулки.

    За первым же столиком оказались две милые женщины, которые с охотой рассказали обо всем, что интересовало потенциального клиента. Одна из них, Лариса Чибисова, вдобавок ко всему оказалась женой судовладельца — Евгения Чибисова, который действительно есть в базе Ространснадзора. Лицензия под номером 011877 выдана ему на три судна вместимостью 10-11 человек.

    — Все, кто здесь сидит за столиками, как мы, работают официально, — говорит Лариса Чибисова, разворачивая лицензию. — Стали бы мы тут загорать, если бы у нас не было всех документов. Хотя тут же, рядом с нами, бегают парни, которые набирают народ безо всяких на то разрешений. Был даже случай, когда один из них вывез группу людей в Черное море, и заглох. Нам пришлось идти к нему, — благо катер скоростной, — и забирать пассажиров. И так, с перегрузом, мы вернулись назад. Нормально вообще?

    — А сколько вообще без лицензии работают, по вашим оценкам?

    — В Балаклаве — 60%, не меньше.

    — А в Севастополе?

    — В Севастополе построже, их там и проверяют чаще. Я точно не знаю, но думаю, значительно меньше.

    Как экономят на регистрации судов

    В 100 метрах стоит еще один столик с брошюрами.

    — У вас лицензия есть? — без прелюдий подошел корреспондент.

    — Есть.

    — Посмотреть можно?

    — Нет. Вы кто такой, чтоб я вам ее показывала?

    — Я тут небольшое исследование провожу. Пытаюсь понять, много ли перевозчиков работают без лицензий.

    — Количество я вам не назову, но они есть. Вы лучше обратите внимание, что многие перевозчики возят народ, несмотря на то что судно зарегистрировано в ГИМСе.

    По ее словам, регистрация в ГИМСе дает право на использование судна исключительно в личных целях, а для коммерческого использования оно должно быть зарегистрировано в Российском морском регистре судоходства.

    — Там требования выше, — пояснила она.

    — А как определить по внешнему виду, где судно зарегистрировано?

    — Бортовой номер коммерческих судов начинается на букву Ч, а ГИМСовские — на букву Р.

    Беглый взгляд позволяет прикинуть, что около 20% судов, пришвартованных в Балаклаве, зарегистрированы в ГИМСе. Причем на некоторых из них сидят группы пассажиров, которых очевидно скоро повезут на прогулку.

    Перевозка детей с двойным перегрузом

    Летом 2016 года в Евпатории произошел случай, заставивший нервничать администрацию местного порта и все руководство ГУП «Крымские морские порты». По информации ИАА «ПортНьюс», индивидуальный предприниматель Владимир Куксенко, пользовавшийся услугами порта, вывез на своем судне группу детей из 27 человек на морскую прогулку. Проблема была в том, что катер «Лукер», на котором эта прогулка осуществлялась, рассчитан на 12 человек. Но главной особенностью этого нарушения было то, что оно состоялось через неделю после того, как 18 июня 2016 года на Сямозере в Карелии из-за шторма перевернулись две лодки с детьми, в результате чего погибли 14 человек.

    — По возвращении катера, сотрудники порта посчитали пассажиров и составили протокол о перегрузе, — говорит источник, знакомый с ситуацией. — Договор с этим бизнесменом был сразу расторгнут. Жалобы были направлены в транспортную полицию, Ространснадзор и Следственный комитет. С тех пор прошло больше года, однако ни одна из инстанций так и не сообщила порту о результатах своих проверок.

    Как видим, в ходе эксперимента накопилось много вопросов. Но говорить о проблеме мало. Как исправить ситуацию? С этими вопросами ИАА «ПортНьюс» обратилось к начальнику Южного управления государственного морского и речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта (Южное УГМРН Ространснадзора) Александру Андрусенко.

    - Александр Петрович! Расскажите, действительно сложно получить лицензию? И если нет, почему так много «нарушителей»? В чем причины и что Вы делаете для разрешения данной ситуации?

    - Надо сказать, что сами лицензии на осуществление деятельности, получают не судоводители, а юридические лица и индивидуальные предприниматели, которые, зачастую сами не управляют судами, а нанимают для этих целей 2-3 человек. Кто-то, как Вы сказали, «зазывает» на морскую прогулку, а кто-то непосредственно становится «за штурвал». Поэтому, говорить о том, что деятельность только трех из опрошенных Вами «коммерсантов» легальна не совсем объективно.

    Показывать, и не только лицензии, по первому требованию клиента предприниматели обязаны везде, и на причале, и в магазине, как и предоставлять Вам чеки по оплате услуги, кстати. И реакция на вопрос «можно посмотреть Вашу лицензию» должна быть адекватная. Об этом говорят нормы закона о защите прав потребителей.

    Да, факты работы без лицензии, конечно есть. Выявление таких нарушений, сейчас в большей степени ложится на плечи органов транспортной полиции и прокуратуры, так как эти органы действуют в рамках оперативно-розыскных мероприятий и закона о прокуратуре, т.е., имеют полномочия в любое время и без уведомления таких нерадивых «коммерсантов», при наличии только лишь служебного удостоверения прийти и проверить, исполняются ли требования законодательства непосредственно на судне.

    Они же могут провести процедуру «контрольная закупка», чтобы сразу установить все обстоятельства нарушения и, именно, наличие коммерческой составляющей таких незаконных действий.

    Потом эти материалы передаются нам для рассмотрения и принятия соответствующих административных мер к нарушителям.

    Но только одной «карательной мерой» решить вопрос нельзя. Мы это уже проходили.

    Нежелание некоторых предпринимателей получать лицензии с одной стороны кроется в боязни «административных барьеров», волокиты и самих чиновников, с другой – в привычке делать все «на авось». Такая стереотипная психология, к сожалению, досталась предпринимателю в наследство от минувшего прошлого.

    Только не знают эти «коммерсанты», что получить лицензию сейчас проще, чем найти покровителя. Это основная тенденция изменений в современном законодательстве.

    Поэтому, основной нашей задачей сейчас и является, как раз устранение этих стереотипов. В этой работе используем все доступные нам ресурсы.

    Только что в Ростове прошли публичные слушания, на которые мы пригласили, буквально всех: и представителей бизнес-сообщества, органов власти и управления, всех кому интересны новеллы законодательства, и всех, кто хочет работать легально и спокойно. И разговор состоялся принципиальный, без лести и формализма.

    Вы наверно помните, что в марте 2017 года на страницах Вашего издания вышла наша статья: «Лицензирование без барьеров». По словам тех, кто прочитал статью, они «взглянули» на лицензирование другими глазами. Очень нам помогает в этом деле и Вестник «Водный транспорт Дона».

    Кстати, некоторые цифры помогут Вам яснее понять ситуацию.

    За 2015 – 2016 годы Управлением выдано 162 лицензии на пассажирские перевозки.

    Из этого количества 132 лицензии на пассажирские перевозки предоставлены предпринимателям Крыма.

    А кроме Крыма мы работаем ещё в 6 субъектах Российской Федерации. Наши полномочия, в том числе, - это 16 портов, более 3000 километров внутренних водных путей, Черноморское побережье и курорты Краснодарского края. То есть, соотношение выданных лицензий в Крыму и в других наших шести субъектах – более, чем 4 к 1!

    О чем говорят эти показатели?

    Крымчане – не связаны указанными нами выше стереотипами о том, что лицензирование – это волокита и бюрократия. Они просто работают в новых реалиях закона. Я имею ввиду тех предпринимателей, которые получили разрешение.

    Иных же с каждым днем становится всё меньше и меньше. Я это знаю не понаслышке. Да и работать без лицензии, видя в каждом пассажире проверяющего, думаю, неприятно.

    - Александр Петрович! А что делать с превышением пассажировместимости на этих судах? Может не выдавать лицензии на маломерные суда, на которых у «коммерсантов» есть возможность (техническая) перевозить больше людей при заявленных 12?

    - Для получения лицензии предприниматель предоставляет действующие документы, выданные в установленном порядке. Например, в нашем случае – это судовой билет, оформленный капитаном порта, опять же на основании акта об освидетельствовании этого маломерного судна Морским регистром.

    В судовом билете указана пассажировместимость, как вы правильно сказали ранее, 11+1 (судоводитель). Даже если есть техническая возможность перевозить больше, мы не можем не принять эти документы для оформления лицензии.

    Понимаете, мы не имеем права кого-то «подозревать». Это так называемая презумпция невиновности. Это, например, как если бы органы ГАИ не оформляли бы паспорта транспортных средств на машины, на спидометре которых указана скорость более 110 км/ч! Ведь нельзя же ездить по дорогам с большей скоростью?

    При этом, я полностью согласен с Вами в части «формального» отношения некоторых лицензиатов к самой процедуре получения разрешения и к самой лицензируемой деятельности. И такие факты, о которых Вы сказали, конечно же устанавливаются, расследуются и пресекаются.

    Вот, в августе месяце мы участвовали в проверках Сочинской транспортной прокуратуры. Сейчас Сергей Васильевич (начальник сочинского линейного отдела Управления С.В. Шмаков, прим. автора) рассматривает материалы, составленные по результатам этих проверок. Эксплуатация судов запрещена, нарушители ждут санкций. В результате, для таких «бизнесменов» одни убытки.

    Однако, повторюсь, покарать – не значит исключить впредь! Необходимо укоренить в сознании, что закон исполнить проще, удобнее и спокойнее, чем не исполнить.

    Хочу в очередной раз довести до сведения предпринимателей, которые стремятся максимально «эффективно» (в кавычках) использовать свои суда. Реакция на такое противоправное поведение последует незамедлительно после установления фактов работы без лицензии или превышения установленной вместимости. Риски и последствия такого бизнеса неизмеримо выше недополученной, на первый взгляд, выручки.

    Ни в коей мере не снимаю с себя и моих подчиненных ответственность за работу по обеспечению безопасности и исполнения законодательства всеми предпринимателями на транспорте, всегда открыт для конструктивного диалога и инициатив, но вопрос «можно посмотреть Вашу лицензию» должен звучать чаще. От каждого, кому не безразлична своя жизнь и здоровье.

    Пользуясь случаем, хочу пригласить Вас и всех Ваших читателей на очередные публичные мероприятия, которые мы проводим 25 октября в г. Новороссийске. Информация о месте и времени будет размещена на сайте Южного УГМРН Ространснадзора за 20 дней до самого форума.

    - Спасибо.

    Александр Аликин