ИАА «ПортНьюс» не является автором данной статьи, и мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

  • Источник: http://www.eastrussia.ru

    16 мая 2017

    Транзитная перспектива

    Один из главных вопросов, на который призван ответить международный форум «Один пояс — один путь», проходящий 14-15 мая в Пекине: «Каким образом может вписаться Россия в глобальный трансевразийский проект нового шелкового пути, активно продвигаемый Китаем?». По мнению ученых из Института Дальнего Востока РАН, для этого необходимо капитально вложиться в транспортную и логистическую инфраструктуру, и прежде всего — на востоке страны. Транзитная перспектива Фото: shutterstock.com 6 В Первом международном форуме «Один пояс — один путь», проходящям 14-15 мая в Пекине, участвуют главы 28 государств и правительств, а также 1200 делегатов из разных стран мира. Президент России Владимир Путин стал одним из трех главных участников форума наряду с председателем КНР Си Цзиньпинем и генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем. Ожидается, что в ходе мероприятия будут определены механизмы для создания нового типа глобализации на базе трансконтинентальной логистики, начало которой положил Китай, выдвинув осенью 2013 года стратегическую инициативу «Один пояс — один путь», cостояющую из двух частей: «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковый путь XXI века». Проекты маршрутов пока вариативны (в одних версиях ЭПШП проходит через значительную часть территории России, в других — только касается ее, в третьих — идет в бход России. Цель проектов — связать между собой экономически развитые страны Азии, Европы и Африки по двум древним маршрутам Шелкового пути, создать самую протяженную и самую объемную платформу экономического сотрудничества между Азией и Европой. Также китайская инициатива направлена на обеспчение беспрепятственного сбыта своих товаров о всему миру и ускорение социально-экономического развития КНР в условиях сокращения экспортных возможностей этого государства на традиционных рынках США, Евросоюза и Восточной Азии в результате объективных экономических и политических причин. Директор Института Дальнего Востока РАН Сергей Лузянин и руководитель Центра социально-экономических исследований Китая (ЦСЭИК) Института Андрей Островский признают, что пока неясно представляют себе, каким образом Россия интегрируется в экономический пояс Шелкового пути (ЭПШП). Этот активно продвигаемый Китаем международный трансконтинентальный логистический проект призван сшить сетью транспортных коридоров и торговых коммуникаций страны Азиатско-Тихоокеанского региона, Средней Азии, Европы, Ближнего Востока и Африки — по примеру знаменитого шелкового пути времен Древности и Средневековья. Андрей Островский говорит, что для полноценного и взаимовыгодного сотрудничества с Китаем в сфере трансграничных и трансконтинентальных перевозок необходимо нарастить грузоперевалочные мощности дальневосточных портов в рамках транспортных коридоров «Приморье-1» и «Приморье-2», построить и ввести в эксплуатацию новые объекты железнодорожной (Транссиб) и автотранспортной инфраструктуры, модернизировать погранпереходы с Китаем на территории Приморья и Приамурья. «Но где взять на это деньги — вопрос открытый. Региональные бюджеты ограничены в своих возможностях. А готовы ли сами китайцы инвестировать в нашу инфраструктуру? Пока, по крайней мере, они этого не делают, хотя, под реализацию идеи нового шелкового пути и создали две мощные финансовые структуры — Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и Фонд Шелкового пути…»,— подчеркивает глава ЦСЭИК. Читайте также: Минвостокразвития предложило построить еще один мост в Китай «Трансконтейнер» предложил 4,5 млрд руб. за экспедиционные услуги в портах ДФО Пункт погранпропуска на будущем мосту Благовещенск-Хэйхэ требует поправок в законе Директор Института Дальнего Востока Сергей Лузянин полагает, что китайская инициатива по ЭПШП нацелена на усиление геополитической и экономической роли Китая на евразийском пространстве. «Очевидно, что мероприятие, в котором участвуют главы 28 государств плюс генеральный секретарь ООН, имеет достаточно причин, чтобы превратиться в ежегодное. Этот форум призван, я полагаю, стать своеобразным новым институтом глобального управления, пускай и неформальным пока. По типу тех (Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский Банк реконструкции и развития), что страны Запада учредили после Второй Мировой войны. Но если те институты были созданы США и его союзниками, что называется, «под себя», то в ЭПШП – это ноу-хау Китая и он намерен здесь играть «первую скрипку», — считает Сергей Лузянин. Несмотря на скепсис в оценке перспектив участия России в проекте китайского нового шелкового пути, в Институте Дальнего Востока считают, что идея ЭПШП без использования под транзитные задачи территории РФ успешно реализоваться не сможет. Правда, Россия здесь должна рассматриваться не только и не столько сама по себе как крупнейшее государство Евразии, протянувшееся вдоль чуть ли не всей северной части материка, но вкупе со своими партнерами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) — Белоруссией, Казахстаном, Арменией и Киргизией. «Необходимо обеспечить сопряжение двух крупномасштабных проектов — ЕАЭС и ЭПШП. Возможно, через создание зоны свободной торговли для всех стран-участников. Это позволит, с одной стороны, для России и других членов ЕАЭС создать огромную по масштабам транзитную зону для грузов из Европы в Азию, расширить рынки сбыта своей продукции на территории Китая и других стран Азии. С другой стороны, Китай получит больше возможностей для расширения своих рынков сбыта производимой продукции и получения необходимого для экономики сырья»,— говорит Андрей Островский.