• 21 ноября 2018

    Помощник президента России Игорь Левитин

    О проблемных вопросах развития водного транспорта и портового хозяйства России.

    - Нам необходимо сформировать очень мощные транспортные коридоры. Если взять Север-Юг, то, к сожалению, не получилось у нас на Юге. Если Север более-менее развивается: появился новый современный порт Бронка, который может принимать суда больших водоизмещений, то на Юге у нас не получилось. Мы построили железную дорогу в 2004 году к порту под Астраханью, но порт не получился. Надо посмотреть почему и сделать вывод. На мой взгляд, - и мы готовим мероприятия по поручению президента, - нам необходимы суда большой вместимости на Каспии. Если мы этого не сделаем, то нет смысла возить по 20-30 машин на судне, это не работает. Нам необходимы суда большой вместимости для перевозки большего числа автомобилей. По Каспию есть решение, подписано соглашение, Каспий открыт. И та из каспийских стран, которая предложит новые варианты перевозок грузов, будет, конечно, доминировать на Каспии. Очень надеюсь, что здесь министерство транспорта сможет эти вопросы решить вместе с министерством промышленности: нужно уметь построить такие суда.

    На Юге на Черном море сегодня построен самый современный, на мой взгляд, с точки зрения технологий и экологии порт Тамань, это частный порт. Он интересен тем, что возьмет суда максимальной вместимости, которые способны проходить через Босфор...

    Северо-Запад. Здесь Сабетта - и это прорыв, вы знаете, что есть поручение: 80 млн тонн (грузопотока по Севморпути в год - Ред.), и Сабетта должна взять значительный объем из этих грузов.

    Из проблемных вопросов, которые, как мне кажется, у нас есть: когда формировалось министерство транспорта в 2004 году, мы шли по системе управления министерство-агентство-предприятие. Мы сделали эксперимент, когда заместитель министра - он же руководитель агентства (морского и речного транспорта). Я это говорил Виктору Александровичу (Олерскому - Ред.):я считаю это ошибкой. Не может быть руководитель агентства одновременно заместителем министра. У кого спросить тогда за то, что не выполняется работа? Казалось бы, что такого: ну взяли и соединили. Но на самом деле мы нормативно-правовую базу соединили с текущей деятельностью агентства. Мне кажется, мы могли бы посмотреть по этому вопросу.

    Теперь о передаче Северного морского пути: мы его передаем в Росатом. Здесь есть поручение президента и мы его выполняем. Но как это будет работать, кто будет отвечать перед грузоотправителями? Необходимо очень внимательно посмотреть как это будет функционировать, как это скажется на грузоотправителе, мы же хотим ему максимально облегчить задачу. Поручение президента будет выполнено, но мне кажется министерству транспорта, федеральному агентству вместе с Росатомом необходимо настолько четко для себя сформировать выверенные нормативные документы, что, когда мы сорвем план в 80 млн тонн, чтобы понимать, чья была за это ответственность.

    Теперь о речном транспорте. Конечно, нам не удалось за эти годы сделать на речном транспорте мощные магистральные линии, по разным причинам. Тем не менее, я считаю, что это все-таки конкурентный вид транспорта и нам необходимо не уходить с реки, нам надо сделать так, чтобы этот вид транспорта был, во-первых, экологичным и во-вторых, доступным и безопасным для пользователей.

    Цитируется по выступлению на отраслевой конференции «Морской и речной транспорт – системный элемент магистральной инфраструктуры» в рамках «Транспортной недели» в Москве, записано ИАА «ПортНьюс».


Данный раздел не адаптирован под мобильные устройства.
Для перехода на главную страницу нажмите на ссылку

This section is not adapted to mobile devices.
To go to the home page, click on the link